Василий Левитов про Александра Максимовича Макарова

Василий Левитов про Александра Максимовича Макарова
Василий Левитов про Александра Максимовича Макарова

Василий Левитов – помощник заместителя генерального директора по производству.

 

  • Василий Васильевич, Вы – уважаемый ветеран ЮЖМАШа. Накануне дня рождения Александра Максимовича Макарова хотелось бы поговорить о нем с человеком, который с ним работал. Когда Вы пришли на завод? И когда начали работать непосредственно с Макаровым?

Я пришел на завод 20 марта 1958 года. Мой трудовой стаж – уже шестьдесят два с половиной года.  Пришел я на завод после окончания с отличием механического техникума по ракетному направлению. Работать начал слесарем-сборщиком в цехе изготовления узлов двигательной автоматики. С этого начиналась моя трудовая деятельность на заводе.

 

Конечно, когда я был еще слесарем, я с Макаровым не общался. Он в это время был главным инженером. А директором был Леонид Васильевич Смирнов.

 

По карьерной лестнице продвигался я, можно сказать, стремительно. Я почти сразу поступил в ВУЗ. Сначала учился в металлургическом институте, потом перешел на физико-технический факультет университета, где готовили ракетчиков. Учился без отрыва от работы. Тогда таких как я продвигали. Сначала предложили инженерную должность, а буквально через 3-4 года я уже занял должность заместителя начальника цеха сборки двигателей. Было это в 1965 году. Но все равно я еще не общался с Макаровым, так как между нами была слишком большая дистанция.

 

Я в общей сложности работал с шестью директорами. Еще в 1960 году я был назначен диспетчером центрального производства. Общался непосредственно в то время с Леонидом Васильевичем Смирновым. Приходя на работу, он всегда звонил на диспетчерский пульт.

 

Так когда же начали работать с Макаровым?

С Александром Максимовичем я очень тесно начал работать и хорошо познакомился в 1976 году. В начале 1976 года меня избрали первым заместителем профсоюзного комитета ЮЖМАШа. Я проработал на этой должности четыре года, причем два из них я возглавлял профсоюзный комитет. Вот тогда мы с Александром Максимовичем по-настоящему начали работать. ЮЖМАШ тогда строил ежегодно 100 тысяч квадратных метров жилья. Я от профсоюзного комитета курировал эту работу, а Александр Максимович очень сильно нам помогал – связи с городом, транспорт, материалы, какие-то разрешения.

 

Александр Максимович сыграл огромную роль в создании нашего микрорайона. Он был идеологом всего этого строительства. Ведь когда завод создавался в 1944 году, вокруг были сплошные пустыри. Застройка верхнего и нижнего поселка, улиц Титова и Рабочей – это все его идеи. Он сам выбивал разрешения на строительство и деньги. Макаров вообще очень большое внимание уделял социальной сфере. И это касалось не только строительства жилья, хотя возможность получить жилье очень серьезно привлекала людей на завод. Уделялось внимание и бытовым вопросам, и оздоровлению, и спорту, и медицине. Была проведена реконструкция стадиона «Метеор», построены – олимпийский плавательный бассейн, Ледовый дворец, пансионат «Дубрава» на Самаре, оздоровительный пансионат «Мисхор» на берегу Крыма. И это далеко не полный перечень.

 

Макаров был лучшим из руководителей ЮЖМАШа в плане отношения к социальным вопросам. Ни до него, ни после никто такими успехами похвастать не может. Впрочем, надо сказать, что и таких возможностей, как у Макарова, не было ни у одного из директоров.

 

  • Хорошо жили?

Наши ракеты были в то время всегда востребованы, сроки были жесточайшие, работали мы, откровенно говоря, круглосуточно и все субботы, воскресенья. Я часто неделями жил на заводе, хотя мой дом находился недалеко, но ходить домой не было времени. Работы у завода было много. Соответственно, и с финансированием у предприятия не было никаких проблем.

 

Тогда ведь была холодная война, шла гонка вооружений, в том числе ядерных. А мы как раз и были главным производителем баллистических ракет стратегического назначения – основного носителя советского ядерного оружия. Вот и был ЮЖМАШ у государства на особом счету. Что говорить, наш министр Сергей Александрович Афанасьев фактически жил на заводе. Макаров запросто мог подойти к Афанасьеву и решить все вопросы. Допустим, нужны были средства на оборудование – пожалуйста. Сегодня такого нет. Сегодня нужно сначала найти заказы, заработать деньги, а потом еще и выбить их.

 

  • Наверное, и зарплаты у людей были достойные?

Макаров проработал на должности директора 25 лет, с 1961 по 1986 год. В эти годы уровень зарплат на заводе был одним из самых высоких не только в области, но и в Украине. В то время на предприятии работало до 65 тысяч человек. И это были лучшие из лучших, попасть сюда было сложно.

 

Макаров следил, чтобы с ростом цен повышалась и заработная плата. Приведу характерный пример. Александр Максимович жил недалеко от Озерки (крупнейший продуктовый рынок в Днепре), на улице Комсомольской. И на одном из общественных рапортов он говорит, что сходил утром на рынок, посмотрел цены на продукты, а цены-то подросли за последние пару недель при той же зарплате, нужны предложения по зарплате, наши работники не должны ощущать рост цен. И зарплату подняли.

 

  • Расскажите о Макарове, как о руководителе производства.

В производственной области, это безусловно был очень талантливый руководитель, очень грамотный. Человек, который был всесторонне подготовлен к производственной деятельности. У нас первые годы он работал директором ЗНГО (завод нестандартного грузоподъёмного оборудования), который делал для нашего завода крупное нестандартное оборудование: печи, контейнера и т.д. Макаров хорошо знал подготовку производства. А подготовка производства – это много, это 30% производства. Кроме того, до директора он работал главным инженером. Поэтому Александр Максимович был очень опытным производственником. При этом у него были большие организаторские способности. Он умел своим выступлением «зажечь» коллектив, задать тон и повести вперед. Обладал хорошими лидерскими качествами. Он мог прийти в любой цех и поднять «боевой дух». Он верил людям и доверял.

 

Вот, я вспоминаю, как меня назначали начальником двигательного производства. Это был 1983 год. Двигательное производство было самым сложным на заводе, по всем параметрам. Численность производства насчитывала около 15 тыс. человек. Меня рекомендовал на эту должность Сичевой Владимир Иванович, первый заместитель генерального директора. При назначении я сказал: «Александр Максимович, может какие-то вопросы ко мне есть? А вдруг что-то не подойдет во мне?». Он на меня посмотрел и сказал: «Слушай, Левитов, ты двигателист? Иди и работай». Вот такое было напутствие. И я пошел работать. Наше производство тогда было на огромном подъеме. Мы занимали везде первые места. И он почти не приходил на наше производство. Но, правда, тогда было разделение – главный инженер отвечал за двигатели, а директор за ракеты в целом. Макаров доверял людям, а те готовы были работать и брать ответственность на себя.

 

Еще Макаров был отличным организатором. К примеру, у нас была большая кооперация в масштабах страны. Двигательная тематика была сложным направлением. Наши испытательные стенды не были приспособлены к постоянно меняющимся двигателям. Построить новые стенды – это огромные затраты и годы. Подходящие нам стенды были в Загорске (под Москвой), в Приморске (недалеко от Санкт-Петербурга), в Омске. Когда нужно было нам проводить огневые испытания двигателя, Макаров оказывал огромную помощь в размещении наших двигателей на другие предприятия для проведения необходимых испытаний. Это все он умел организовывать на высочайшем уровне.

 

  • Говорят, что Макаров был лучшим директором в истории ЮЖМАШа?

Это дилетанты говорят так: «Кто лучше работал, Макаров или, например, Алексеев через тридцать лет?» Никогда нельзя так сравнивать. Нужно учитывать разницу во времени. Условия, в которых работал Александр Максимович, и условия, в которых работают сегодняшние директора, не сопоставимы. У Макарова возможности были в сотни раз больше, чем сегодня. Александру Максимовичу достаточно было снять трубку, позвонить тому же министру и сказать, мне нужно 100 миллионов в течение месяца для решения определенных вопросов. А сегодня, чтобы погасить задолженность по зарплате, директор более сотни раз был во всех наших высших органах власти. С огромными трудностями и не в полном объеме удалось кое-как выбить денежные средства.

 

Приведу такой пример. После окончания рапорта, в приемной у Макарова собирается десятка три человек и я в том числе. Я в тот момент работал начальником двигательного производства. Первым врывается к нему в кабинет начальник снабжения. И говорит, что мы полностью остановили завод из-за того, что Симферопольский завод не поставил нам такой-то прибор. У Александра Максимовича на столе стояло более десятка телефонных аппаратов, в том числе правительственная связь. Макаров поднимает трубку и говорит: «Ну-ка дайте мне первого секретаря крымского обкома». Через секунд пятнадцать: «Слушай, ты остановил мой завод! Не дал такой-то прибор. Если завтра этого прибора не будет, ты знаешь куда я позвоню, и ты знаешь, в какие двери я вхож». Все знали, что Александр Максимович к Брежневу заходил, а Щербицкий, тогда первый секретарь обкома партии, у нас почти жил на заводе. И вся система работала на ЮЖМАШ. Макаров пользовался колоссальным авторитетом в масштабах всей страны. Его и уважали, и боялись.

 

Чего-то подобного сейчас нет и быть не может, поэтому сравнить, кто был самым лучшим директором, невозможно.

 

Подводя итоги, Макаров был очень грамотный, опытный и всесторонне подготовленный по технической части руководитель, с большими организаторскими способностями. При нем завод добился больших успехов во всех направлениях – на ЮЖМАШ работала вся страна. Так что директором Александр Максимович был первоклассным. Можно сказать, что ЮЖМАШ во многом благодаря Макарову стал флагманом, на который все равнялись.