В этот день не стартуют ракеты

В этот день не стартуют ракеты
В этот день не стартуют ракеты

Ракетостроение относится к тем отраслям, в которых работа идет по своему заданному графику, ракеты осуществляют свой пуск и в зной, и в холод, в государственные праздники и в церковные. Но на космодроме Байконур есть день, когда не стартуют ракеты, в этот день замирают все стартовые площадки. Этот день – 24 октября.

 

Ровно 60 лет назад на космодроме произошла страшная авария, в результате которой, по разным данным погибло от 92 до 126 человек, среди погибших был главнокомандующий РВСН, Главный маршал артиллерии М.И. Неделин.

 

В то время космодром Байконур носил название полигон № 5 Министерства обороны СССР.

 

В 1960 году с Байконура должна была стартовать межконтинентальная баллистическая ракета Р-16. Это новейшая ракета еще не была отработана, старт был первым. Ракету спешно готовили к пуску ввиду напряженной ситуации, которая была в то время между СССР и США. На тот момент США лидировало в гонке вооружений. Всего двумя неделями ранее, 8 октября, американцы произвели успешный пуск МБР «Атлас», дальность которой составляла 15 тыс. км. Это расценивалось Советским Союзом как непосредственная угроза. К тому же, у США на тот момент было около 6 тысяч ядерных боеприпасов, а у СССР – всего 300.

 

Что касается ракет, то в СССР была только одна ракета, которая могла гарантированно достичь территории США – это Р-7, для нее было построено 4 стартовых комплекса. НАТО же имело 40 МБР у самых границ Советского Союза. Поэтому советские ракетостроители буквально дневали и ночевали в КБ, цехах и монтажных корпусах. Надо было срочно обеспечить паритет по средствам доставки ядерного оружия. Именно с этой целью в Днепропетровске под руководством Янгеля и была разработана новая МБР Р-16 в составе соответствующего ракетного комплекса.

 

Двадцать первого октября ракета была вывезена на стартовую площадку и установлена на пусковое устройство. Одной из отличительных черт ракеты было то, что она могла находиться в заправленном состоянии целый месяц. Заправка производилась высокотоксичными и агрессивными компонентами топлива: амилом и гептилом.

 

Изначально планировалось произвести пуск ракеты 23 октября, но ряд испытаний, отработок и корректировок оборудования задержали пуск на сутки. Все нервничали и спешили, хотели отрапортовать об успехе к предстоящему празднику – годовщине революции 1917 года.

 

Двадцать четвертого октября, за тридцать минут до запланированного старта, произошел несанкционированный запуск второй ступени Р-16, вследствие чего произошло разрушение баков первой ступени и взрывообразное возгорание компонентов ракетного топлива. Катастрофа привела к большому числу жертв. Как установила впоследствии государственная комиссия, причиной катастрофы стала недостаточно четкая организация предстартовых работ и серьезные нарушения мер безопасности.

 

На ЮЖМАШе работает очевидец, счастливо переживший эту трагедию. Владимир Иванович Кукушкин был рядом с эпицентром катастрофы и поделился с нами своими воспоминаниями об этой ужасной аварии.

 

Я был там. Стоял недалеко от Неделина, рассматривал его погоны. Я тогда был молодой и не мог понять, как же это можно золотые пагоны иметь? У него погоны были вышиты золотой нитью, все же маршал был. В то время мне было 29 лет, был совсем молодой. Я руководил сектором по пневмогидравлическим системам, по всем ракетам, начиная с Р-12 заканчивая Р-16 и Р-18. Поэтому я там рядом стоял именно 24 октября 1960 года. Во время трагедии Неделин сидел на стуле, позади него был небольшой барьер, это была крыша бункера. А сразу как заканчивалась крыша, был проход от ракеты, я через этот проход прошел и мне было удобно посмотреть со стороны на погоны. Я стоял и смотрел на погоны и в это время сработала вторая ступень. В момент взрыва Неделина прижало к стенке, а меня взрывной волной сдуло и по песку проволокло довольно таки много метров, точно сейчас и не скажу. Я не успел загореться, хотя ботинки, брюки и куртка сжались от жара, и когда дотронешься до ткани, она лопалась. Я был близко к огню, но мне повезло. Я вскочил и побежал, затем снова прогремел взрыв, это уже был огонь с первой ступени. Вторая ступень прожгла первую ступень, она рухнула и от нее был тепловой взрыв огромной силы. Взрыв был не резкий, а довольно плавный. Возгорание двух компонентов топлива давали не взрыв, а мощное горение. И меня сдуло еще дальше и этим я и спасся.

Кстати, я в то время курил. Пошел курить, меня увидел Янгель и говорит: «Слушай, ну я курю, ладно… А ты чего здесь делаешь? Иди на место». Ну я и пошел. Подошел и в это время как раз прогремел этот взрыв. Меня унесло, Неделин сгорел.

На следующий день меня первого вызвали в комиссию. Комиссию по расследованию возглавлял Леонид Васильевич Смирнов, бывший директор завода, он тогда возглавлял военно-промышленную комиссию. И всех вызывали, кто остался в живых, чтобы они описали, что они видели и слышали, почувствовали. Надо было понять, что случилось, сразу же не определишь причину. А чтобы определить причину, нужно понять откуда все началось. Так как я часто бывал на пусках, я понял, что запустился двигатель, хотя он никак не мог запуститься, а запустился двигатель второй ступени. А запустился он лишь потому, что в первой ступени в отличие от второй все элементы, которые участвуют в работе двигателя, они заблокированы, пока не нажмете поворотный ключ на пуск. А во второй ступени, она же запускается уже наверху, они были сняты. Зачем их ставить, если все команды идут во время полета? То есть вместо первой ступени запустилась вторая ступень, но она никак не должна была запустится. Но из-за того, что было несрабатывание некоторых элементов, решили через ручное приспособление прокрутить и посмотреть, проходит ток или не проходит. И при этом прокручивании на второй ступени сработали пиропатроны мембран, разделяющих компоненты топлива от двигателя, но двигатель все равно не должен был запустится. Потому что для того, чтобы он запустился, нужно чтобы заработала турбина, которая будет гнать компоненты топлива в камеру сгорания. Чтобы она заработала нужно было, чтобы заработал газогенератор, то есть схема была сделана правильно, но блокировок не было, которые были на первой ступени. Но то, что было сделано по второй ступени, это правильно было сделано, она ни в коем случае не предусматривала, что на земле начнут эти проверки. Ни в коем случае это не разрешалось, а здесь они сделали эту проверку.

Молодость все равно берет свое и этот страшный трагический случай не заставил меня бросить ракетостроение, после этого было еще много испытаний и пусков.

 

История ракетостроения знает много аварий и катастроф, в том числе и с человеческими жертвами, в том числе и на Байконуре. Но 24 октября 1963 года, ровно через три года после неделинской катастрофы, как ее стали называть по имени погибшего маршала Неделина, на Байконуре произошла еще одна катастрофа из-за пожара в пусковой шахте МБР Р-9А. Погибло семь человек. С тех пор пуски в этот день не производятся, а сам день 24 октября стал днем памяти всех погибших при освоении космоса.

 

В этот день не стартуют ракеты

 

В этот день не стартуют ракеты