Михаил Рябоконь про Noosphere и космическую отрасль

Михаил Рябоконь про Noosphere и космическую отрасль
Михаил Рябоконь про Noosphere и космическую отрасль

Михаил Рябоконь – соучредитель и председатель правления общественной организации “Ассоциация Noosphere”.

 

  • Noosphere, Firefly, Firefly Aerospace – люди путаются кто есть кто. У ЮЖМАШа есть рабочие контракты с тремя компаниями из группы Noosphere, ни одна из которых в приведенном списке не упомянута. Расскажите о структуре группы Noosphere, какое место в ней занимают украинские подразделения?

Noosphere – неприбыльная общественная организация, миссия которой – создать в Украине экосистему, благоприятную для появления инженерных стартапов. Такая амбициозная цель предполагает развитие STEM-движения, создания коммьюнити инженеров разной направленности. Организация существует за счет взносов меценатов или компаний-партнеров, в том числе компаний космической сферы, но не только. Существенный сегмент приходится и на компании цифровой экономики (маркетинг, системы обработки больших массивов данных, потребительский интернет, финансовые сервисы). Более того, мы открыты к сотрудничеству с любыми неполитическими организациями, которые разделяют наши ценности и интересы, независимо от их сферы деятельности.

 

Впрочем, компаний космической направленности в числе меценатов Noosphere большинство, а потому в инициативах Noosphere (хакатонах, конференциях, прочих ивентах) наблюдается заметный «перекос» в космическую тематику. Справедливости ради, это отвечает и современным тенденциям – тема космоса в тренде во всем мире. Если говорить о компаниях-меценатах из космической сферы, то некоторые из них имеют громкий бренд и солидную историю – типа Firefly Aerospace и EOS DA, другие менее публичны, но не менее деятельны (собственно, те, которые заключают контракты с ЮЖМАШем).

 

Я думаю, что для Noosphere ключевым элементом является не структура, а философия и ценности, а, следовательно, и их главный носитель – основатель Noospehre Макс Поляков. У него талант объединять пассионариев. Как последователь идей великого ученого Владимира Вернадского, доктор Поляков не придает какого-то особого значения странам и границам – ноосфера, сфера мысли, не знает границ и национального окраса. Потому нет каких-то особых мест для каких-то особых подразделений. Все на паритетных основах. Разве что социальных проектов куда больше в Украине, нежели в США.

 

В США, по большому счету, у нас всего четыре инициативы – образовательная «Академия Firefly» на базе Техасского университета в Остине, ежегодные соревнования по ракетомодельному спорту FIRE, отправка в космос студенческих спутников (бесплатно) и международный конкурс рисунков под эгидой Space Foundation.

 

В Украине же у нас реализуется более 40 инициатив ежегодно. Самые яркие проекты в области космического образования это Дуальный образовательный центр основанный НТУУ «Киевский политехнический институт имени Игоря Сикорского», Днипровским национальным университетом имени Олеся Гончара и ГО «Ассоциация Ноосфера», «Инжиниринговая школа» (технические лаборатории в 6 ВУЗах Украины), «Студенческая ракета», «Федерация ракетомодельного спорта Украины» (frms.ua), конкурс инженерных стартапов «Vernadsky Challenge» (vernadskychallenge.com/ru/) и много других.

 

Южмашевцам, наверное, будут интересны подробности о проекте «Студенческая ракета», который реализуется при поддержке ЮЖМАШа и его подразделения – Павлоградского механического завода. В рамках проекта разрабатываются и производятся легкие ультрамалые ракетные комплексы со своей системой управления, двигателем, полезной нагрузкой и целостной системой испытания и управления полетами. Производятся успешные пуски. Покорены высоты 2 и 4 км с выведением полезной нагрузки и получением с нее данных телеметрии, на эту осень запланирован пуск на 40 км.

 

  • На решение каких задач ориентированы компании группы Noosphere в Украине в среднесрочной и долгосрочной перспективе?

У каждой компании-мецената Noosphere есть свои коммерческие задачи с теми или иными сроками. По большому счету, давайте быть откровенными, Украина не является потребителем услуг компаний космической отрасли. Все, что делают компании здесь – это создают рабочие места и решают какие-то социально значимые вопросы. Например, благодаря исследованиям EOS DA актуализирован вопрос того, что уже через 30 лет Ровенская область может в принципе остаться без леса (interfax.com.ua/news/general/683759).

 

Если же говорить о задачах Noosphere, то в среднесрочной перспективе – это катализировать процесс инженерного творчества в Украине и способствовать появлению новых успешных коммерческих компаний украинской аэрокосмической отрасли, а в долгосрочной – вернуть Украине былую славу аэрокосмического гиганта на экономической карте мира.

 

  • Какова Ваша оценка состояния космической промышленности в Украине, жизнеспособна ли она? В частности, как Вы оцениваете потенциал госпредприятий космической отрасли с точки зрения налаживания с ними кооперации на долгосрочную перспективу?

На мой взгляд основа любой экономической отрасли, в особенности наукоемкой, это люди. Кадровый потенциал в Украине – прекрасный. История развития аэрокосмической отрасли в Украине тому подтверждение. Но надо признать, что мир технологий развивается, а Украина в некотором смысле потеряла добрых 30 лет – в приоритете были другие вопросы, как у любого другого государства на этапе становления.

 

Я не являюсь сторонником какой-либо конкретной формы собственности предприятий. Есть государственные предприятия, как ЮЖМАШ, работать с которыми легко и продуктивно, а есть частные компании, с которыми синергия не складывается. Но приходится признать, что мировая практика идет по пути корпоративного развития экономики без активного долевого участия государства. Государственный надзор должен быть, это безусловно. Но нужны ли государственные предприятия в том виде, в котором они работают сейчас, это вопрос, на который мировая практика (ESA, NASA) дает однозначный ответ – уже нет.

 

Фактически, все наши компании-меценаты из космической отрасли – сторонники движения NewSpace, которое отстаивает право частных компаний на работу в космической сфере. Но это совершенно не исключает возможности сотрудничества. Коллаборации возможны и необходимы! Синергия – это всегда полезно.

 

  • Вы неплохо знакомы с текущими компетенциями и возможностями ЮЖМАШа. Что из них представляет предметный интерес для Noosphere? В каких текущих и перспективных проектах Noosphere Вы видите участие ЮЖМАШа и какое именно?

На этот вопрос лучше ответят специалисты-инженеры. По моему субъективному мнению, после переоснащения производства современным оборудованием и обучения персонала работе с новыми технологиями и материалами для предприятия откроются новые перспективы работы с рынком. Но для этого надо постоянно быть на связи с потребителем и обгонять конкурентов технологиями и качеством.

 

  • Сейчас готовится законодательное обеспечение корпоратизации госпредприятий космической отрасли. Каково Ваше отношение к вопросу корпоратизации с точки зрения частного космического бизнеса? Нужна ли она и если да, то зачем?

Как я уже отметил выше, я являюсь сторонником философии NewSpace. Корпоратизация жизненно необходима для эффективного управления и получения прибыли. Роль государства – арбитраж, безопасность, защита интересов граждан, социальные проекты, но никак не коммерциализация своей деятельности.

 

Государство – это не про прибыль. Плановая экономика не работает – рынок меняется с каждым днем все стремительнее, на дворе цифровая эра, а государство, как ни крути, это бюрократия. Кесарю – кесарево, а космической отрасли – коммерциализацию. Ведь это нездоровая ситуация, когда предприятия, которые должны приносить прибыль (прибыль – это в принципе единственная цель любой коммерческой организации), ждут субвенций государства на зарплаты. Ладно еще дотации собственника, например, чтобы быстрее обогнать и перегнать в какой-то сфере компании из других стран, но целиком и полностью стать в ряд с другими неприбыльными социальными проектами… Это уже не про бизнес и не про экономику. И говорить тогда, что мы участники мирового коммерческого рынка космической индустрии не стоит. Это, как минимум, звучит нелепо.

 

Конечно, к вопросу приватизации надо подходить взвешенно и обдуманно, но и затягивать не стоит – есть риск, что мы отстанем от игроков на мировом уровне настолько, что корпоратизировать или приватизировать будет уже нечего.