Новости

О публикации на сайте ГП "КБ "Южное" им. М.К. Янгеля"

23 Январь 2017
16 января текущего года на сайте ГП «КБ «Южное» им. М.К. Янгеля» (далее – КБ Южное) опубликован материал под названием «Космическая отрасль Украины: трансформационные процессы и их возможные последствия» (http://www.yuzhnoye.com/press-center/news/news_80.html).

Безудержное хвастовство КБ Южное собственными «достижениями» с одновременным стремлением всячески унизить репутацию не только ЮЖМАШа, но и остальных партнеров по кооперации, очень огорчило. Позиционирование КБ Южное «кормильцем» всей кооперации не отражает действительности, так как это финансирование происходит в рамках выполнения контрактов, которые КБ Южное не имеет возможности выполнять самостоятельно. Именно наличие партнеров по кооперации и использование их компетенций предоставляет КБ Южное саму возможность заключения контрактов.


ЮЖМАШ занимает ведущее место на вершине производственно-технологической цепочки и имеет гораздо более развитую сеть партнеров. Несмотря на это, ЮЖМАШ считает, что любые намеки на превосходство недопустимы и неуместны, ведь только совместные усилия предприятий кооперации дают отрасли возможность производить продукцию, которая удовлетворяет потребности заказчиков и успешно конкурирует на мировом рынке.


Обвинения КБ Южное в адрес ЮЖМАШа о, якобы, ущербной маркетинговой политике, отсутствии стратегического мышления и т.д., является перекручиванием фактов. Стоит напомнить, что ЮЖМАШ и КБ Южное с самого начала своей деятельности были одним целым. Собственно, КБ Южное создано путем выделения конструкторского подразделения завода ЮЖМАШ в отдельное предприятие. Вместе с организационным разделением произошло и разделение компетенций: в частности, в сферу деятельности КБ Южное был отнесен маркетинг продукции ракетно-космического назначения, а именно, выбор рынков и продвижение на них продукции.


ЮЖМАШ всегда производил и производит только ту продукцию ракетно-космического назначения, которая разработана КБ Южное. Поскольку заказ на разработку продукции можно получить исключительно от ее будущего потребителя, ЮЖМАШ фактически стал заложником маркетинговой политики КБ Южное, а все заявления КБ Южное относительно ужасных последствий ее неуклюжести и несуразности являются ничем иным, как попыткой переложить с больной головы на здоровую. Выход на новые рынки с космической продукцией возможен только с новыми разработками. За двадцать пять лет независимости в КБ Южное не появилось ни одной новой разработки, доведенной до серийного производства, а космические аппараты, разработанные КБ Южное, неконкурентоспособны и никого, к сожалению, не интересуют. Но по логике КБ Южное виноват в этой ситуации ЮЖМАШ.


Свою функцию объединения всей кооперации разработчиков и производителей ракетно-космической техники КБ Южное выполняет так, что возникает вопрос: почему из всех партнеров по кооперации только КБ Южное демонстрирует устойчивый положительный финансовый результат, а остальные соисполнители работают с близкой к нулевой рентабельностью и не имеют возможности вкладывать заработанные средства в собственное развитие? Ответ самого КБ, – это происходит исключительно благодаря финансовому гению руководителей КБ Южное на фоне сплошной беспомощности других руководителей предприятий космической отрасли, – заодно объясняет, почему КБ Южное является ведущим плательщиком налогов и сборов по общим отраслевым проектам, чем, кстати, изрядно гордится.


Следствием недальновидной политики КБ Южное стали проблемы предприятий отрасли с обновлением основных фондов, что, в свою очередь, повлекло существенное технологическое отставание от мировых конкурентов. Все это уменьшает привлекательность украинской космической отрасли как партнера по международной кооперации, по которой, по убеждению ЮЖМАШа, наше общее будущее. Фокусирование КБ Южное на краткосрочных финансовых интересах привело к пренебрежению долгосрочными интересами отрасли, страны и своими собственными. Ведь из-за устаревания технологической и производственной базы на предприятиях кооперации разработчики уже не имеют возможности использовать новые технологии в своих разработках. Поэтому, попытки КБ Южное рассказывать о стратегии выглядели бы смешно, если бы не настоящий ужас происходящего.


Уместно напомнить, как в свое время почти три года разрабатывалась программа стратегического развития ЮЖМАШа, на основе которой в 2009 году был подготовлен проект государственной целевой программы развития предприятия. В последний момент в программу были включены и КБ Южное. Когда же Минфин захотел увидеть подтверждение финансовых параметров программы, каждая строка задач и мероприятий программы, касающиеся ЮЖМАШа, имели обоснование в виде бизнес-планов, ТЭО, планов технического перевооружения. КБ Южное не предоставило ни одного клочка бумаги. Представляется очевидным, у кого на самом деле есть «четкая стратегия развития предприятия», а у кого нет.


Ну и так далее. Все эти «взвешенные, бессистемные управленческие решения, а часто, отсутствие необходимых решений», «невзвешенная ценовая политика, вызванная неоптимальным подходом к организации и управлению производством» и т.п. – все эти обвинения имеют чисто декларативный характер и лишены какой-либо конкретики. В конце 2015-начале 2016 года работал совместный с КБ Южное Совет директоров, в рамках которого были организованы рабочие группы специалистов по различным направлениям. Несколько месяцев шел насыщенный обмен информацией и наработками. ЮЖМАШ раскрыл все, что имел, все, что хотели от нас наши коллеги. Предполагалось, что совместными усилиями, используя имеющийся в КБ Южное несомненный интеллектуальный потенциал, мы сможем найти новые пути преодоления кризиса. На выходе мы ничего не получили, ни одной сколько-нибудь рабочей инициативы ни по одной из семи рабочих групп. Оказалось, что консалтинг в вопросах управления производством не является ключевой компетенцией КБ Южное. Единственным следствием совместной работы стал выпущенный в тайне от ЮЖМАШа документ, на котором остановимся отдельно и чуть дальше.


В отношении Совета директоров, его работа прекратилась не по вине руководства ЮЖМАШа, а в результате снятия с работы руководителя КБ Южное А.В. Дегтярева, после чего все руководство КБ Южное самозабвенно занялось войной с ГКАУ, в которую пыталось вовлечь и ЮЖМАШ. Не до Совета директоров им было. Чем закончилось шельмование ГКАУ и его Главы со стороны КБ Южное все знают. А была окончательной победа КБ Южное над ГКАУ или то был временный тактический выигрыш – покажет время.


Обосновывая необходимость подчинения ЮЖМАШа КБ Южное, последнее ссылается на «разработанный и периодически обновляемый бизнес-план такого объединения». В нашем распоряжении есть две версии этого бизнес-плана – первая подавалась в феврале 2016 года в Государственное космическое агентство, и вторая, которая использовалась в ноябре при подготовке к совещанию по вопросам развития космической деятельности под председательством Премьер-министра В.Б. Гройсмана. Этот документ объемом 75 страниц нельзя назвать ни бизнес-планом, ни обоснованием (видимо из-за этого авторы его не обнародовали). По нашему мнению, «бизнес-план» демонстрирует экономическое невежество, юридическую безграмотность и менеджерскую беспомощность руководства КБ Южное, и вот почему. Путь решения проблем поражает непосредственностью: все, без исключения, финансовые проблемы ЮЖМАШа и КБ Южное предлагается решить за счет бюджета. При этом, часть бюджетных инвестиций маскируется под займы, отдавать которые предлагается за счет бюджетных же средств из источника с сомнительной способностью наполнения (возврат средств взноса государства Украинско-бразильской бинациональной компании «Алкантара Циклон Спейс») или путем фантасмагорического «финансирования кооперации государственных предприятий и инвестирования средств в государственные активы», или через выплату (!) задолженности по заработной плате. Вместе с тем, такие обязательные разделы бизнес-плана, как инвестиционный план, финансовый план и оценка рисков – отсутствуют. Сам размер необходимых инвестиций не определен. Как следствие, нет ни одного финансового показателя проекта. Одна из ключевых проблем, а именно, конфликт интересов лидеров отрасли, остается вообще не признанной и неисследованной. Сознательный и задекларированный отказ от акционирования свидетельствует о том, что авторы не понимают, какие возможности по оптимизации активов дает изменение организационно-правовой формы государственного предприятия. Отказ от привлечения стратегического инвестора, предпосылкой которого является акционирование, наглядно демонстрирует отсутствие стратегического видения у идеологов так называемого бизнес-плана. К последствиям реализации предложенной модели реорганизации авторы в большинстве привлекли такие, на которые собственно реорганизация вообще не влияет. Все это убедительно свидетельствует о недопустимости реализации предложенной модели реорганизации, а также доказывает, что руководителям КБ Южное нельзя делегировать полномочия государственного управления предприятиями отрасли и доверять рычаги оперативного и финансового управления отраслеобразующими предприятиями. Их компетенция касательно квалифицированного управления финансами и стратегического планирования на уровне собственного предприятия также вызывает сомнение.


Полемика с КБ Южное была бы неполной без изложения позиции ЮЖМАШа, которая заключается в следующем.


1. Конфликт интересов.


Естественным краткосрочным интересом КБ Южное является разработка конструкторской документации. Конечный результат, а именно, производство серийной продукции, с точки зрения руководства КБ относится к второстепенным интересам КБ, поскольку не так весомо влияет на его текущие доходы. Свидетельством конфликта интересов является полное отсутствие доведенных до серийного производства действительно новых разработок ракетной техники за все годы независимости (25 лет). Краткосрочный интерес КБ Южное противоречит его же долгосрочным интересам, поскольку отсутствие воплощенных в серийное производство разработок негативным образом влияет и на развитие конструкторской школы, и на воспитание молодых конструкторских кадров, и, наконец, на авторитет КБ Южное, его репутацию и коммерческие перспективы.


С другой стороны, интерес ЮЖМАШа заключается именно в серийном производстве. Только опытное и экспериментальное производство не могут обеспечить ни надлежащего объема ракетно-космического производства, ни достаточной степени его диверсификации.


Из-за отсутствия заинтересованности КБ Южное в серийном производстве, при проектировании космических аппаратов их конкурентоспособность на рынке вообще не принимается во внимание. Печальным результатом политики «разработка ради разработки» является отсутствие коммерческих перспектив на мировом рынке как у уже разработанных КБ Южное космических аппаратов Сич-1, Сич-1М, ​​Сич-2, так и в КА Сич-2М, разработка которого сейчас идет. Показательно, что разработку национального телекоммуникационного спутника «Лыбидь» Украина вынуждена была поручить иностранному подрядчику из-за неспособности разработки надлежащего уровня силами КБ Южное.


В то же время, ЮЖМАШем подготовлены предложения по разработке и дальнейшему серийному производству ракеты-носителя легкого класса двойного назначения. Легкую ракету можно использовать как для запуска низкоорбитальных космических аппаратов гражданского назначения, так и в военных целях. Уникальной особенностью проекта является отсутствие необходимости создания специальной наземной инфраструктуры (космодрома), поскольку запуск легкой ракеты может быть осуществлен с автомобильного или корабельного носителя. Это позволит любой стране мира присоединиться к клубу космических держав, что обеспечивает хорошие коммерческие перспективы проекта. Предложение оставлено без внимания, прежде всего благодаря позиции КБ Южное. Причина очевидна – отсутствие заинтересованности в проекте, сроки реализации и бюджет которого не соответствуют амбициозным аппетитам КБ.


Впрочем, истинные мотивы могут заключаться в осознании руководителями КБ Южное собственной несостоятельности в сфере основной компетенции. Ведь пример проекта «Циклон-4» свидетельствует, что якобы завершенная в 2009 году разработка продолжается до сих пор. Десятки тысяч изменений в конструкторской документации, полученные от разработчиков ЮЖМАШем и неустанно продолжающие поступать, дают все основания утверждать, что текущая версия РН «Циклон-4» имеет мало общего с образцом 2009 года. Выражаясь откровенно, это уже другая ракета-носитель, разработка которой все еще не завершена.


Наконец, интерес государства в отношении космической отрасли заключается не только и не столько в развитии космического машиностроения. Иным и, очевидно, главным государственным интересом является превращение космической отрасли в мультипликатор высокотехнологичного развития отечественной экономики, что невозможно без эффективно действующей цепочки разработка-производство. Также, только через серийное производство может быть реализовано стратегическое значение предприятий для безопасности государства, а именно, через новые образцы вооружения и военной техники, которые не только разработаны, а и приняты на вооружение. Интересы государства и ЮЖМАШа совпадают, а краткосрочные интересы КБ Южное (которые годами имеют приоритет над долгосрочными) им противоречат.


Учитывая изложенное, руководство будущим хозяйственным объединением целесообразно возложить на стороннее по отношению к КБ Южное и ЮЖМАШу юридическое лицо. Присоединение же завода к КБ Южное или создание государственного концерна с возложением полномочий управляющей компании на КБ Южное, приведет к тому, что все заинтересованные стороны будут запрограммированы на сохранение указанного выше приоритета краткосрочных интересов.


2. Длительная ориентация на краткосрочные интересы привела к глубокому системному кризису КБ Южное, несмотря на его якобы прочное финансовое состояние:


‒       отсутствуют новые разработки;

‒       маркетинговая политика (заложником которой стал и ЮЖМАШ, в основном производстве полностью зависим от политики КБ Южное) ориентирована на производство конструкторской документации, а не на серийное производство продукции;

‒       практически отсутствует научная поддержка;

‒       имеются отсроченные финансовые проблемы, в частности, по обязательствам перед бюджетом.


Следует также упомянуть о списании в первом полугодии 2016 более 6,2 млрд. гривен кредиторской задолженности КБ Южное. При этом, на балансе КБ Южное остаются многосотмиллионные долларовые обязательства с отсроченным сроком погашения.


Активов, которые могли бы быть использованы в качестве ресурса для эффективной реструктуризации, КБ Южное не имеет. Учитывая это, продвижение идеи поглощения ЮЖМАШа представляется попыткой получить доступ к имеющимся у предприятия активам, которые после акционирования могут быть использованы не для развития, а для смягчения и замедления дальнейшей деградации объединенного предприятия.


3. Отсутствие опыта организации и подготовки производства у руководства КБ Южное ставит под угрозу участие ЮЖМАШа в программе импортозамещения для крупных отечественных потребителей машиностроительной продукции российского производства. В частности, речь идет о возобновляемой, атомной и традиционной энергетике, Укрзализныце и т.д. Рассчитывать в этом отношении на имеющиеся руководящие кадры ЮЖМАШа рискованно, т.к. в случае фактического или опосредованного поглощения, многолетний антагонизм между предприятиями приведет к значительному оттоку кадров.


По той же причине существует опасность ликвидации непрофильных производств и разрушения полного цикла изготовления ракетно-космической техники. Единственным исключением может стать производство жидкостных ракетных двигателей, будущее которого критически зависит от наличия перспективных заказов, которые сейчас отсутствуют.


4. Отдельной «изюминкой» запланированного поглощения является полное освобождение от ответственности за последствия своей недальновидной политики руководителей объединенного предприятия с одновременным перекладыванием этой ответственности на руководство ГКА Украины и Правительство. Ведь уже наготове аргумент: «мы были успешны и стабильны, а вы нам ЮЖМАШ на шею повесили».

 

Выводы:


Присоединение ЮЖМАШа к КБ Южное неизбежно приведет к коллапсу объединенного предприятия или хозяйственного объединения под руководством КБ Южное, и фактическому разрушению отрасли в целом. Как следствие, неизбежны потери для имиджа, экономики и оборонного потенциала государства, ликвидация тысяч рабочих мест на ЮЖМАШе и КБ Южное и десятков тысяч – на предприятиях-партнерах.


Основным путем решения проблем ЮЖМАШ считает создание государственной холдинговой компании, которая не подлежит приватизации, с целью:


‒       централизации отдельных функций оперативного управления предприятиями (управление финансами, управление проектами, управление внешним контрактам, организация кооперации, стратегическое планирование, международная маркетинговая деятельность);


‒       создание «окна возможностей» для поиска и привлечения стратегического инвестора, как действенного и фактически безальтернативного способа интеграции отрасли в мировую кооперацию производства РКТ.

 

Краткосрочный план:


1. Создать публичное акционерное общество, 100 % акций которого находится в государственной собственности, с юридическим адресом в г. Киев.


2. К основным видам деятельности вновь созданного ПАО отнести консалтинговую деятельность с задачей способствовать акционированию предприятий отрасли через методическую, юридическую и консультационную поддержку.


3. Доработать и представить на рассмотрение Верховной Рады Украины законопроект об особенностях акционирования предприятий космической отрасли (в редакции ЮЖМАШа, которая предусматривает создание государственной холдинговой компании).


4. Безотлагательно после принятия законопроекта начать процедуру акционирования КБ Южное и ЮЖМАШа.


5. По завершении акционирования реорганизовать ПАО в государственную холдинговую компанию путем передачи ей в управление государственных пакетов акций акционированных предприятий.


6. Предусмотреть в уставных документах холдинговой компании и акционированных предприятий централизацию указанных выше функций управления.


7. Начать работу по поиску стратегического инвестора путем объявления конкурса на должность руководителя холдинговой компании с включением в квалификационные требования пункта о наличии опыта работы на руководящих должностях в компаниях космической отрасли мирового уровня.


Напоследок хотелось бы отметить, что, несмотря на выведенный КБ Южное в публичную плоскость конфликт интересов, ЮЖМАШ убежден в общности долгосрочных интересов обоих наших предприятий, которые могут быть реализованы только в тесном взаимодействии и сотрудничестве. Только равное партнерство, не обремененное нездоровыми и недальновидными амбициями, способно обеспечить выход из кризиса и устойчивое развитие космической отрасли.